Популярне

Киса, зачем вам деньги, вы же старенький?

Бункер – это уже почти могила

Этот вопрос Остапа Бендера вертится в голове не первый день. И даже не первый год. Но теперь, когда я вижу ведущего войну из бункера Путина, он звучит особенно актуально.

Зачем начинать войну, бомбить роддома и детские сады, брать в блокаду мирных людей, которые сидят без воды и тепла? Зачем все эти убийства, если ты сидишь в бункере и будешь сидеть там до конца своих дней? Зачем тебе эти бессмысленные кровавые миллиарды, которыми ты никогда не воспользуешься? Их постепенно растащат всевозможные «трасти» номерных счетов. А может, уже и растащили – из бункера это не определить.

Когда-то Путин имел, говорят, вкус к жизни. Деньги тратил с удовольствием, волочился за красивыми женщинами, щеголял в хороших костюмах. Закатывал банкеты, летал со стерхами, погружался с аквалангом, выходил на татами, управлял катером, позировал с накачанным торсом. Богатые и влиятельные люди России дружно надевали часы на правую руку вместо левой – так носит Путин, а он не только глава государства, но еще и законодатель мод. И занимали очередь, чтобы заказать себе за полмиллиона долларов часы A. Lange&Söhne Tourbograph Perpetual «Pour le Mérite» – таких часов всего несколько десятков экземпляров в мире, так что нужно вывернуться наизнанку, но заказать себе такие же.

А потом на смену накачанному торсу пришло накачанное ботоксом лицо, а на смену интерьерам Константиновского дворца, где принимали лидеров «Большой восьмерки», – неизвестный бункер где-то глубоко под землей, на смену хамоватой уверенности в собственном всесилии – мистический страх перед всем, что существует в мире. У Путина нет Интернета – он сам об этом говорил, не понимая, что тем самым вовсе не делится чудачеством или забавной привычкой, а вслух произносит диагноз. Ему кажется, что через Интернет можно навести порчу, наслать тяжелую болезнь, заразить коронавирусом. Или через экран монитора в бункер тайком проникнет какой-нибудь Кашпировский и даст не ту установку. Нет, уж лучше сидеть в стерильной камере под землей. Собственно, бункер – это уже почти могила.

Но тогда какой смысл был в том, чтобы грабить свой народ, раздавать недра друзьям по кооперативу «Озеро», вести захватнические войны, убивать журналистов, сажать в тюрьмы политиков и бизнесменов? Если бы все это вело к яхтам, женщинам и коктейлям на закате – мотив был бы понятен. Но к чему это все, если награбленным даже воспользоваться нельзя, – вопрос без ответа. К Путину теперь даже Алину Кабаеву наверняка приводят в противочумном костюме и сажают в противоположный угол бункера, как недавно Макрона – на дальний конец стола. Никакого удовольствия от этих встреч он, несомненно, не испытывает. От припрятанных миллиардов – тоже. «Ну что вы купите, Киса? Вы же скоро умрете, вы же старенький». Остап Ибрагимыч уже все сказал – и захочешь что-то добавить, а нечего.

А в семистах километрах от той подземной могилы, на окраине Острошицкого городка, у нас есть свой бункер. И там тоже сидит Киса. Практически такой же, только без ботокса (хотя кто его знает – желающих внимательно рассматривать как-то не наблюдается). Наш белорусский бункер был построен еще в СССР и украшал собой (вернее, укреплял) дачу маршала Тимошенко. По техническим характеристикам бункер должен выдержать ядерный взрыв. А когда там решил поселиться Лукашенко, всю эту маршальскую дачу вместе с бункером обнесли трехметровым забором и поставили по периметру вышки с вертухаями – в таких декорациях ему как-то привычнее и спокойнее. Стоит ли удивляться, что именно ту острошицкую дачу с бункером он выбрал для постоянного проживания? («В Дроздах теперь живут только лохи», – объясняют бывшие приближенные, успевшие переселиться из Дроздов на морские побережья и термальные курорты.) Бункер для ядерного взрыва – единственное место в стране, куда не долетают гамма-частицы, песни Цоя и даже громкое «Жыве Беларусь!».

Больше четверти века заниматься рэкетом, грабежами, убийствами, расправами, отнимать у людей заработанное – причем и банкирские миллионы, и засаленные червонцы в пенсионерских кошельках одинаково греют душу, когда их силой перекладывают в бездонный карман-прорву. Оказаться в итоге в бункере, бояться собственной тени, телефонного звонка, охранника, сыновей, гуляющих по городу девушек. Жадно скупать бессмысленно дорогущее брендовое шмотьё, в котором даже на улицу не выйдешь пофорсить, потому что улица разорвет на части. Оно того стоило?

Впрочем, это был их выбор. И задавать риторические вопросы теперь, когда выбор сделан давно, а путь пройден, совершенно бессмысленно. Только один: так зачем вам в бункере деньги, кисы?

Ирина Халип, специально для Charter97.org